» О базе
» Проживание
» Услуги и цены
» Фотогалерея
» Статьи
» Контакты
» Проезд
» Отзывы
 
  Новости  
28.02.2013
С 1 марта 2013г. мы запускаем обновленный сайт.
  Видео  

Зона покоя

По Волго-ахтубинской пойме повсеместно расставлены столбы с табличками с надписью: «Зона покоя, охота запрещена». Для одних места, обозначенные как «зона покоя», повод поживиться природными богатствами. Для горе-охотников эти таблички на столбах – не утешительная мишень для стрельбы. В период паводка они служат точными ориентирами уровня воды. Ну а для большинства рыболовов с удочкой и спиннингом это места обетованные, трофейные.

Двигаясь по неизвестным маршрутам пойменного бездорожья, зачастую лишь они одни служили нам ориентирами верно выбранного направления нашей экспедиции. Двухкилометровая карта Астраханской области для проверки правильности выбранной дороги оставляла желать лучшего.

Как сказал бы классик: «лучше плохо отдыхать, чем хорошо работать, а хорошо отдыхать еще лучше». Счастливое совпадение двух отпусков заядлых рыболовов позволило реализовать нам с моим другом Владимиром давние планы и мечты о полноценной рыболовной экспедицией за трофеями. Подготовка такого мероприятия дело серьезное, один только список необходимых вещей составил около трехсот наименований. Несколько сумбурные и быстрые сборы (пока позволяет теплая погода) и не очень удачная остановка на знаменитом астраханском ерике Кокцикмень чуть было не стали причиной разочарования от не сбывшихся надежд.

Первая часть нашей экспедиции не сказать, чтобы не удалась. На многое мы просто стали смотреть другими глазами. Легкодоступность многих не так давно сокровенных уголков нашей Волго-ахтубинской поймы честно говоря просто не щадило наше воображение. Хотя судя по отчетам из других регионов нашей родины публикуемых на рыболовных страницах, похожая печальная картина не хозяйского отношения к природе – характерная черта нашего времени. Это Вам, как говориться не «Клуб путешественников» смотреть.

Попрощавшись со знаменитым ериком Кокцикмень, мы еще более были в решимости найти таки не обсиженные места, где рыбы хотя бы столько же, сколько пустых бутылок на берегу. Названия на карте продолжали ласкать слух – Сазаний угол, озеро Сазаньчики, Бурчала. За трофеями и только за ними… Набив руку за экспедицию разворачивать и сворачивать лагерь по всем правилам туристического похода и в короткий срок, мы уже не страшились переезда с места на место. Регулярный «сбор манаток» перестал в наших глазах быть «переселением народов».

Изнуряющие сутки, потраченные на разведку, не прошли даром. За это время мы на «Ниве» несколько раз вязли в песках, петляли вдоль однообразных ландшафтов и водоемов похожих один на другой. Как зайцы, возвращались спустя некоторое время на собственный след. Но быстро сказка сказывается, да не быстро по бездорожью советский джип перемещается. В результате мы ослабили бдительность в отслеживании маршрута и потерялись на широких просторах Астраханской области огромная территория которой покрывает европейскую Швейцарию как бык овцу.

Преодолев очередной бархан, и сто первый брод мы выскочили на пригорок и ахнули. Места обетованные так вот вы где! Только вот действительно, где? Определить точное название места, куда мы попали мы так и не сумели. В окрестностях не было деревень, местные жители, к счастью, отсутствовали и не могли нам помочь с идентификацией. Но как приятно после мусорной свалки оказаться там, где не только нет признаков цивилизации, но и за неделю пребывания мы лишь однажды ночью вдалеке увидели двух вездесущих аборигенов-«бракуш» пытавшихся протащить волоком лодку через обмелевшие перекаты.

Итак, первая цель нашего мероприятия была достигнута со второй попытки: мы нашли глухой угол в местах не бесконечно удаленных от цивилизации, между Волгоградом и Астраханью. Сомнений в правиле: там, где мало народу, больше рыбы у нас не было. Найти рыбу профессиональным любителям, было теперь делом времени и собственной чести. Восстановив силы, на следующий день мы принялись «окидывать взором окрестности».

Ерик был живописен как картины художников-реалистов. Розовая дымчатая зорька искрилась в каждом листочке и капельке воды. Природа была еще по-летнему жива. Стрекотала, жужжала, рассыпалась всплесками по воде. Не уставая восхищаться красотой природы все дни пребывания, мы занялись обследованием водоема. Как выяснилось, ерик на самом деле оказался одной из многочисленных волжских притоков, отходивших от Волги. Это открытие вселило в нас надежду. Цели найдены, задачи определены: «За сазанами, товарищи!».

Владимира все же сбил с толку так беззаботно резвившийся хищник, что он не выдержал и взял в руки спиннинг. Я же, проявив немалую выдержку, и напевая песенки, чтобы не обращать внимание на бесконечные всплески волжских «крокодилов» качал лодку и мастерил оснастки. Я твердо решил не размениваться по «хищным мелочам» (примерно от 3-х кг веса, пойманных сотоварищем), а найти сазана.

На воде я оказался через два с половиной невыносимо долгих часа приготовлений. Решил, что не буду «эхолотить» из принципа. Водоем и без того представлял собой учебное пособие по обнаружению мест обитания сазана по внешним признакам и был достоин размещения в энциклопедии.

Закормил два места на которых можно было вешать табличку «здесь рыба есть»: возле коряжника и вход в 6-ти метровую яму. Развернул любимую мощную стеклопластиковую удочку с литым наконечником (старый пустотелый пришлось заменить в прошлом году: сазан завел под лодку и он сломался как хлебная соломка). Леской намотанной на катушке была отличная по качеству и прочности YO-ZURI 0,28 мм. Веретенообразный 4-х граммовый поплавок, огруженный под самую антенну, кованый крючок № 1/0 золотистого цвета, подсачек, прикормка, богатое меню насадок.

Первый час в экспериментах с насадками и ожидании поклевки пролетел незаметно. Больше всего радовало то, что насадку не одолевала мелочь. Даже червяк на крючке жил еще долгой жизнью.

Первые дорожки пузырей, указывающие на появление сазана, появились почти пол-одиннадцатого утра. Но поклевок не было. Я перезабрасывал, тщетно пытаясь попасть под нос копошащемуся на дне сазану. Наконец, неудачно (о-о!, как удачно) забросив в самый коряжник и мысленно распрощавшись с оторванным крючком я и увидел первую поклевку. Сазан клюнул… как сазан. Чуть притопил поплавок два раза и тот резко исчез (уже навсегда) под водой. Резкая подсечка, секунд пять бешенного сопротивления и обрыв снасти. Думать было некогда, лишь бы быстрее перевязаться. Вот вновь сооруженная оснастка полетела в воду. До коряги метр-полтора.

Проходит минута, другая. Тишина. Решаюсь перезабросить. Опять туда же на верную погибель крючку с грузилом, но чего не сделаешь ради сазана! Поплавок долго раздумывает вставать ему или не вставать. Видно, что его решение зависит от грузила, пробьет оно дорогу ко дну или повиснет на каком-нибудь утопшем корешке. Наконец красная антеннка толщиной в миллиметр и высотой в сантиметр занимает рабочее положение. Я замираю как спринтер на старте. На счет десять поплавок повторяет все предыдущие «ужимки».

К мгновению, когда он должен резко уйти под воду я уже выбрал излишек лески. Не дам уйти под корягу, клянусь не дам! Да не тут-то было. Все повторилось вновь. С тем только различием, что поплавок выжил и пулей ушел в небо на остатке лески. Чертыхаясь и недоумевая по поводу лески, я вновь «вязался». На всякий случай стравил и без сожаления откусил метров восемь такого хорошего, на первый взгляд, японского монофила. Но теперь на душе спокойнее: сазан есть, сазан ест! Близок локоток, ох как близок! Сейчас будем исхитряться локоток укусить. После трех или четырех зацепов и отрывов крючков я все же сумел взять небольшого на три килограмма сазанчика, а следом за ним его «близняшку» и пару карасей-«душманов», лаптей 44-46-го размера. Начало было положено. Водоем был распечатан.

Пора было готовить обед. Фирменное блюдо «филе с дымком» пошло на ура. После обеда я был настроен к сазану уже более философски. Владимиру же не терпелось забросить пару таблеток адреналина в свой истосковавшийся организм. Недолгий вечерний клев принес еще двух «поросят», при этом было оторвано полторы пачки крюков на двоих. Пятью крючками мы сделали сазанам «пирсинг».

Назрела необходимость поразмышлять за вечерней рюмкой чая, что это у нас за рыбалка такая получается. А выходило следующее: на небольшой глубине, около 5,5 метра сазан очень осторожен и дом свой – корягу не покидает. Даже в метре от коряжника поклевки не дождешься. Забрасывая оснастку в самую крепь шансов на поклевку много, а шансов на вываживание крайне мало. Тут счет явно не пользу команды рыболовов.

Дело не в качестве монофильной лески, а в разрывной нагрузке в первый самый критический момент «сазаньего ступора». Сопоставив все факты сошлись на том что 1).тактика ловли (прикармливание перспективных мест, ловля с лодки) выбрана правильно 2).снасти (мощные телескопы с безынерционками-«тяжеловозами» № 4000-й серии) наиболее подходят к условиям ловли, т.к. соваться в коряжник с так называемыми карповыми оснастками все равно что просто выкинуть их в воду 3).вытаскивать сазана после подсечки из под коряги можно только народным методом «на дурака», то есть очень быстрым силовым выкачиванием 4).в связи с этим только плетенка сможет выдержать такие экстремальные условия и способы ловли. При свете костра мы вносили коррективы в наши снасти.

Утренний заплыв подтвердил трезвость наших вечерних умозаключений. Кованые крючки на плетеной леске цепляли коряги ничуть не меньше и отрывать их, правда с титаническими усилиями, мы успешно продолжали. Но вываживание сазана после подсечки приобрело иной характер. Он (они) также после секундного замирания кидались в коряжник, но обрыва оснастки за этим не следовало.

Мы стали применять тактику «выстукивания», в которую, правда, сами не очень верили, но от многих рыболовов особенно деревенских часто слышали. Итак, исходная позиция: сазан на крючке под корягой, леска натянута как струна, удочка в форме индийского кривого меча поскрипывает от перегрузки, комель зажат в… между ногами. Спиной откидываемся назад (чтобы не улететь с лодки в случае обрыва) и… стучим костяшками пальцев по удилищу. После стука леску резко отпускаешь на пару секунд и делаешь мощный и плавный потяг в сторону. Без стучания по удилищу такая операция к желаемому результату не приводила. Самое удивительное, можете мне конечно не верить, говорить байки травлю, но КАЖДЫЙ ВТОРОЙ сазан откликался на стук и оказывался в итоге в подсачеке.

Жизнь налаживалась, фортуна повернулась к нам лицом или как там еще говорят. Все бы было хорошо, но количество оторванных крючков в абсолютно глухом коряжнике становилось в прямую зависимость продолжительности нашего пребывания в таких замечательных местах. А уезжать то досрочно ой как не хотелось. Беречь крючки тоже смысла не было – поклевки на чистой воде не увидишь.

Двухдневные настойчивые попытки выманить «этих парней» из коряги результатов не дали. Правда было пару поклевок в дали от крепи. Но, только на ранехонькой зорьке и всего пару раз. А потом в течение дня можно было смело дожидаться достаточно регулярной поклевки только за «проволочными заграждениями».

Я стал экспериментировать с расстоянием от лески до первого грузила. Небольшой прогресс в спасении крючков стал заметен с увеличением этого расстояния до 50 сантиметров и даже 3/4 метра. Далее мы стали слабо зажимать грузило, чтобы в случае его зацепа освобождать остальную оснастку. Выяснилось, что грузило застревает примерно равное количество раз, наравне крючком. Насадку (чаще всего доступную для изготовления в походных условиях перловку) стали насаживать, плотно полностью закрывая жало и острие крючка.

Это позволяло иной раз проскальзывать крючку как вниз, так и вверх, все равно за все время не было ни одного схода из-за «недоподсечки». Последним «прибамбасом» стала изобретенная мной техника особо медленного вытаскивания оснастки для перезаброса. Если долго не было поклевок и начинало мерещиться, что в метре левее точно сидит сазан я медленно приподнимал поплавок над водой сантиметр за сантиметром забирая у коряг свою леску.

При этом ощущая как грузило скребет по каждому сучку, а перловины слетают с жала крючка оббиваясь на ветках. Вытаскивание пяти метров лески занимало примерно полминуты, но спасать оснастку мы стали практически регулярно. Если в первые дни на десять забросов было девять оторванных крючков, то, овладев мастерством ловли в глухом коряжнике, мы вытаскивали уже пять-шесть. Сюда бы продвинутых карпятников с волосяными оснастками и самоотцепляющимися грузилами, вот бы они тут дно всяким рыболовно-свинцовым хламом засыпали, а коряжник в новогоднюю елку превратили. Мы конечно тоже не ангелы, полторы сотни золотистых крючков навешали и две пятидесяти граммовых упаковки грузил потопили, но это вес примерно одного грузила на самоподсекающимся монтаже карповой оснастки.

Справедливости ради и чистоты эксперимента мы ежедневно с противоположного берега забрасывали такие оснастки стараясь максимально близко положить их к местам нашей ловли. Конечно, в пределах разумного. Бойлы применялись как самодельные так и промышленного производства. Поклевки на них сазана, из-за которой каждый из нас мигом бы преодолел неглубокий брод и тридцать метров влажного песка, так и не случилось. Бойлы потихоньку становились призраками, сначала набухая, а потом растворяясь в воде. Вот так вели себя наши сазаны.

Все хорошее когда-нибудь заканчивается. Подошла к концу и наша экспедиция. Всего за четыре дня было около сорока четких поклевок волжского дикого карпа. Четырнадцать сазанов мы смогли завести в подсачек. Двух съели, пять оставили для гостинцев родственникам, остальных отпустили, один, к сожалению, ушел вместе с куканом ночью вырвав из песка кол. Жаль, подохнет ведь. Наука нам на будущее будет. Будем приобретать просторные садки.

Кроме сазанов мы везли с собой полный мешок мусора и бытовых отходов – следов нашего пребывания. Нещадно замусоренный ерик Кокцикмень произвел на нас неизгладимое впечатление. Повторять поведение «диких отдыхающих» из других регионов не хотелось.

Возвращение в цивилизацию с одной стороны радовало. Последние холодные ночи в палатке озвучивались стуком зубов под утро. С другой стороны расставаться с таким райским уголком не хотелось. Медленно сходящий до сих пор загар, светлые воспоминания и незабываемые впечатления вот самое ценное что мы обрели и трофеи здесь не самое главное. Экспедиция состоялась на все сто. После этого состоялась еще не мало прекрасных рыбалок. На глазах увядающая природа опадавшими листьями подводила черту сезону ловли по открытой воде, когда пишутся эти строки за окном минусовая температура, а на водоемах закраины льда. Можно констатировать, что один из лучших наших летних сезонов закрыт. Впереди перволедье. Пора доставать зимние снасти и открывать новый рыболовный сезон.

Сергей Еремеев "Большая рыбалка"